Говоря о грядущем семидесятилетнем юбилее Тюменской области, как не вспомнить о профсоюзных организациях, ведь без них в своё время не решался ни один социальный вопрос. Деятельность профкомов была бурной, насыщенной и разносторонней.

Профсоюзные комитеты контролировали наставничество, рационализацию, охрану труда, трудовую дисциплину, поведение граждан в быту и семье, порядок на рабочем месте. Они же определяли передовиков производства, готовили документы на поощрения, контролировали очередность на получение жилья, распределяли путёвки в санатории, куда люди ездили за смешные, по нынешним временам, деньги. Под любым серьёзным документом, наряду с подписями руководителя предприятия, секретарей партийной и комсомольской организаций, стояла подпись председателя профкома. С тех пор многое изменилось, но история профсоюзов продолжается, и об этом мы говорим с председателем Тюменской областной организации профсоюза работников строительного комплекса Петром Прохоровичем Юрченко.

– Сегодня в Тюменской области есть собственная строительная отрасль, которая хорошо себя зарекомендовала и громко о себе заявила. Но родоначальником этого направления в народном хозяйстве края является Главсвердловсксредуралстрой, который долгое время формировал строительные подразделения Тюменской области. Поначалу их было немного, всего двенадцать организаций. Вот на этой базе в 1956 году и был создан территориальный комитет профсоюзов тюменских строителей. Возглавил его участник Великой Отечественной войны Иван Яковлевич Снытин, ответственный, требовательный и очень справедливый человек. Полагаю, именно эти качества позволили ему двадцать четыре года возглавлять вначале терком, а позднее (с 1965 года) и обком профсоюза строителей.

На момент создания территориального комитета в отрасли работало около 13 тысяч человек, но это число стремительно умножилось с открытием на севере области нефти и газа. Пик роста численности строителей пришёлся на середину восьмидесятых годов, когда отрасль насчитывала 60 тысяч работников. Такова история, но она была бы неполной, если не сказать, что огромное влияние на формирование тюменских профсоюзов оказало объединение «Тюменьпромстрой» и лично руководитель Григорий Иванович Голтвянский. Эта организация на момент образования теркома была самым солидным предприятием не только по количеству работающих, но и по объёмам выполняемых работ. Мало того, она стала школой строителей для других отраслей, так как многие ее работники возглавили со временем строительные подразделения нефтяной и газовой промышленности.

– Пётр Прохорович, после Ивана Снытина обком профсоюза строителей возглавили вы. С тех пор прошло тридцать три года. Какие, на ваш взгляд, качества должны отличать профсоюзного лидера? Легко ли удержаться в кресле руководителя обкома, учитывая, что это выборная должность?

– Профсоюзный лидер должен быть прекрасным организатором, грамотным психологом, искусным дипломатом и отличным специалистом. Работая в строительной отрасли, он должен в совершенстве знать труд каменщика, монтажника, штукатура, водителя и других профессий. Необходимо изучать законы, в том числе Трудовой кодекс, иначе как защищать интересы людей? Профсоюзный лидер обязан прислушиваться к чужому мнению, чаще общаться с людьми, чтобы через это общение убедиться или, наоборот, усомниться в своей правоте. Таким образом, можно избежать ненужных дискуссий на совещаниях, где принимаются важные решения. Что касается кресла, то я за него никогда не держался.

– В советские годы профсоюзы поддерживало государство?

– Направляющей силой в то время являлись партийные органы, не члена КПСС на должность профсоюзного лидера не избирали. Все решения, которые принимал профсоюз, начинались не со съезда ВЦСПС, а со съезда компартии. Что касается председателя обкома той или иной профсоюзной организации, то он, как правило, был номенклатурой бюро обкома КПСС, поэтому никто, кроме этого органа, не мог снять его с должности. Это вселяло некую уверенность. Помню, строители, не буду называть сейчас эту компанию, сдали с оценкой «отлично» общежитие, чтобы заселить в него добровольцев, привезённых в Тюмень прямо со съезда комсомола. Но оказалось, что в здании нет ни воды, ни электричества. Пришлось комсомольцам готовить пищу на кострах. Вечером следующего дня состоялось бюро горкома партии. Ищут виновных, поднимают сначала начальника строительного главка, потом меня. «А почему я должен отвечать за других? – задаю перекрёстный вопрос. – Вот сидит член бюро горкома партии, он же руководитель предприятия, сдавшего объект с оценкой «отлично». Я не знаю, кто поставил эту оценку». Коллега меня за штанину теребит: «Ты что? С ума сошел? Снимут с должности».

– Но бюрократии-то хватало.

– Бюрократии хватало, и тем не менее председатель обкома профсоюза был крупной величиной, к нему обычно прислушивались. Как-то занесло меня на кирпичный завод, что располагался на улице Минской, в самом центре города. Трудились там осуждённые. Когда я увидел, в каких условиях они работают, мне стало плохо. Крыша держится на честном слове, непонятно, на чём стоят опоры. Здание может в любой момент рухнуть и придавить 300 человек. В эти же дни проходила сессия городского совета, где выступали с докладами директора моторного и судостроительного заводов. После них взял слово я, рассказал, в каком плачевном состоянии находится кирпичный завод, и обратился к руководителям с просьбой: «Уважаемые директора, вы возглавляете два правофланговых предприятия Тюмени, которые нуждаются в производстве кирпича. Так дайте денег на реконструкцию аварийного завода. А не дадите, мы его через месяц закроем». Что тут началось! На меня вся сессия городского совета ополчилась: «Да кто ты такой?» – «Я – председатель областной организации профсоюза строителей, – отчеканил почти по слогам. – Не будет денег на реконструкцию, не будет кирпича». Проходит месяц, денег нет. Посылаю на завод техническую инспекцию, предприятие закрывают. И что, меня после этого уволили? Нет, больше уважать стали, а город тут же начал строительство кирпичного завода на Бабарынке.

Помню, в канун Нового года, буквально 31 декабря, приглашает меня к себе заведующий обкомом партии: «Поехали подписывать завод керамзитового гравия». Я в свою очередь пригласил технического инспектора Анатолия Васильевича Шешукова. Поехали. Походили, посмотрели. Керамзит – грязное производство, а на заводе ни воды, ни бытовок. Умыться негде. Столовой тоже нет. И не подписали мы документы на сдачу завода в эксплуатацию. Потом жалобу на меня настрочили, выгнать из партии обещали… За тридцать лет работы всякое было.

Однажды я очень жёстко выступил на пленуме ЦК профсоюзов, в работе которых всегда принимали участие заведующий отделом ЦК партии и заместители министров СССР. «Западная Сибирь осваивается, строительные организации прирастают численностью, со всего Советского Союза едут в Тюмень люди, но ни одно министерство не выделило ни рубля на садики, общежития, жилые дома. У предприятий нет денег на строительство баз, поэтому вся техника, все строительные материалы хранятся под открытым небом». После моего выступления в зале стояла тишина, ничего хорошего не обещали и беседы в кулуарах. Но едва я приехал в Тюмень, из разных министерств пошли деньги, в области начали строить детские сады, общежития, жильё. Появились средства на строительство баз, столовых, бытовок. Когда профсоюзы говорили, на их речи реагировали.

– Помнится, что самым важным вопросом при социализме оставался вопрос охраны труда.

– Он и сейчас самый важный и больной, но прежде в этом направлении у профсоюзов было больше полномочий. Мы участвовали в сдаче вновь вводимых объектов, могли нагрянуть на стройку с проверкой. При этом нас всегда сопровождали представители технической инспекции. Предписания обкома профсоюзов строителей учитывались, отмеченные недоделки устранялись. Сейчас за охрану труда на предприятии не может спросить администрация города. Даже государственная инспекция не имеет права приехать на объект, не предупредив заранее администрацию компании. Охраной труда сегодня серьёзно занимаются там, где есть профсоюзные организации и трудится старая гвардия руководителей. В этих компаниях зафиксировано минимальное количество производственного травматизма, в том числе со смертельным исходом.

– А создаются ли сегодня новые профсоюзные организации?

– Активности, к сожалению, не наблюдается. Во-первых, не все генеральные директора ратуют за профкомы – для них это лишняя морока. Во-вторых, в них не заинтересованы сами работники. Дело, думается, в том, что для стабильной деятельности профкомов нужны стабильные коллективы, где есть устоявшиеся традиции и свой производственный менталитет. У нас есть строительные организации, которые осуществляют огромное строительство, но своих кадров не имеют – все работают по договорам, которые не привязывают к месту. Работодатель может в любой момент отказаться от услуг, к примеру, бригады каменщиков. Те, в свою очередь, перейти к тому, кто обещает платить больше. О каком профсоюзе может идти речь?

– Но конфликты между работодателями и работниками все-таки бывают. Я знаю, что облсовпроф участвует в судебных процессах по защите прав трудящихся и часто выигрывает. Это касается как вопросов оплаты труда, так и сохранения рабочих мест.

– Конфликты, на мой взгляд, нужно гасить в зародыше, внутри самого коллектива. Поэтому профсоюзные лидеры должны держать нос по ветру и тесно сотрудничать с работодателями. Эту мою позицию иногда критикуют, но как можно решить социальные вопросы без участия руководителя компании? Призвать к протесту? Вывести на забастовку можно, а вот удастся ли увести, учитывая особенности российского характера? У нас любая забастовка может превратиться в длительный праздник. В то же время работодатель нуждается в помощи местных и областных органов власти. Профсоюзный лидер должен это учитывать и налаживать всесторонние контакты. Наша задача – быть помощником работодателя, а не его противником или защитником, потому что всякие конфликты бьют по экономике предприятия.

– Скажите, насколько действенным является трехстороннее соглашение между главным управлением по строительству администрации области, обкомом профсоюза строителей и союзами строителей, выступающими от имени работодателей?

– Это большое достижение последних лет. В этом документе учтены обязанности и права всех сторон. Если честно выполнять изложенные в нём регламенты, многих проблем можно избежать.

«Тюменская правда»