На встречу VII Всероссийскому фестивалю «Архитектурное наследие 2024» Константин Почепнев считает: «… основной подход в реставрации памятников – научный»

Интерес к профессии реставратора в УФО возрастает. В период подготовки VII Всероссийскому фестивалю «Архитектурное наследие 2024» в Тюмени возникла идея пригласить для интервью партнера из проектов прежних лет, представляющего отдел Министерства культуры России, юриста по образованию, обладающего управленческим знаниями в сфере сохранения культурного наследия больше некоторых специалистов имеющих образование по этому направлению.


Нашим интервьюируемым стал Константин Евгеньевич Почепнев, начальник территориального отдела в городе Екатеринбурге Управления Министерства культуры Российской Федерации по Приволжскому и Уральскому федеральным округам, у которого мы спросили:
— Какие подходы существуют к реставрации объектов культурного наследия в случаях, когда старые строительные технологии утеряны, прежние материалы не используются. Хватает ли знаний и опыта современным реставраторам использовать новые подходы: технологии, материалы и прочие современные средства для сохранения элементов культурного наследия на конкретных объектах?
— Конечно же, основной подход в реставрации памятников – научный. И таким он должен быть от начала и до конца. Начиная с этапа разработки научно-проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, продолжая непосредственно этапом производства реставрационных работ на объекте, заканчивая их приемкой.
Текущая система реставрации объектов культурного наследия выстроена таким образом, чтобы на любом этапе выслушать и учесть как можно больше мнений.
Так, чтобы отреставрировать памятник, необходим соответствующий проект реставрации, который может быть разработан только организацией с лицензией, в штате которой имеются аттестованные Минкультуры России работники. После того, как проект реставрации будет разработан, он подлежит направлению на государственную историко-культурную экспертизу, которая проводится также аттестованными Минкультуры России экспертами.
После проведения экспертизы её акт направляется в соответствующий орган охраны объектов культурного наследия для согласования. Акт данной экспертизы размещается в сети Интернет для общественного обсуждения, в ходе которого любой может высказать свои замечания и предложения, по результатам рассмотрения которых органом охраны будет принято соответствующее решение.
В случае, если при органе охраны создан научно-методический совет по сохранению объектов культурного наследия, то самые спорные и сложные вопросы могут быть вынесены на заседание такой комиссии для рассмотрения.
По вопросу, связанному с содержанием реставрационной деятельности, мне, не имеющему профильного образования, честно говоря, затруднительно давать какие-либо заключения на этот счет. Могу лишь поделиться мыслями старших коллег о том, что методики и взгляды на реставрационный процесс меняются со временем. Есть множество проблем, которые нужно решать, одна из них – отсутствие четких подходов к определению подлинности объекта культурного наследия, недостаточная проработка этого вопроса на теоретическом уровне и невнедрение его в практику реставрации. Но, несмотря на это, дело реставрации живет. В части материалов и оборудования, используемых для реставрации, санкционное давление наложило определённый отпечаток и на нашу сферу, но насколько я знаю, коллеги успешно справляются и с этой нелегкой задачей, ища аналоги строительных материалов и альтернативные варианты поставок из дружественных стран.
Вопросы подготовил:
Владимир Сипетин

Последние события